ОКВЭД 2 — коды группы Производство медицинских инструментов и оборудования

ОКВЭД 2 - коды группы Производство медицинских инструментов и оборудования Кислород

Оквэд 2 — коды группы производство медицинских инструментов и оборудования

Согласно расшифровке кодов ОКВЭД 2, указанной во введении к классификатору ОК 029-2022 (КДЕС ред 2), группа деятельности с кодом 32.50 входит в следующие группировки
раздел C — ОБРАБАТЫВАЮЩИЕ ПРОИЗВОДСТВА
● ● класс 32 — Производство прочих готовых изделий

Эта группа деятельности включает:
— производство установок для лабораторий, хирургических и медицинских инструментов, хирургических приборов и запасных частей, стоматологического оборудования и расходных материалов, ортодонтических товаров, стоматологических и ортодонтических протезов

Эта группа деятельности включает:
— производство медицинской, стоматологической и подобной мебели, где дополнительные специальные функции определяют цель применения продукта, такого как стоматологические кресла со встроенными гидравлическими функциями;
— производство хирургических салфеток и стерильных простыней и бинтов;
— производство стоматологических наполнителей и пломб (кроме смеси для зубных протезов), зубного воска и прочих компонентов для изготовления зубных пломб;
— производство гипса для восстановления костей;
— производство стоматологических лабораторных печей;
— производство лабораторных аппаратов для ультразвуковой очистки;
— производство лабораторных стерилизаторов;
— производство лабораторных дистилляторов, лабораторных центрифуг

.

В результате этого вида деятельности производятся

  • Инструменты и приспособления стоматологические
  • Стерилизаторы хирургические или лабораторные
  • Шприцы, иглы, катетеры, канюли и аналогичные инструменты
  • Инструменты и приспособления офтальмологические
  • Инструменты и приспособления, применяемые в медицинских целях, прочие, не включенные в другие группировки
  • Инструменты и оборудование терапевтические
  • Инструменты терапевтические
  • Оборудование терапевтические
  • Оборудование дыхательное
  • Аппараты для ингаляционного наркоза
  • Аппараты дыхательные реанимационные
  • Оборудование дыхательное прочее, не включенное в другие группировки
  • Суставы искусственные
  • Приспособления ортопедические
  • Аппараты верхних конечностей
  • Аппараты нижних конечностей
  • Туторы верхних конечностей
  • Туторы нижних конечностей
  • Корсеты, реклинаторы, обтураторы
  • Бандажи и изделия к протезно-ортопедической продукции
  • Шины и прочие приспособления для лечения переломов
  • Костыли
  • Приспособления ортопедические прочие
  • Зубы искусственные
  • Приспособления зуботехнические
  • Обувь ортопедическая и стельки ортопедические
  • Обувь ортопедическая для взрослых
  • Обувь ортопедическая для детей
  • Стельки ортопедические
  • Протезы органов человека, не включенные в другие группировки
  • Части и принадлежности протезов и ортопедических приспособлений
  • Мебель медицинская, включая хирургическую, стоматологическую или ветеринарную, и ее части
  • Кресла парикмахерские и аналогичные кресла с устройствами для поворота, подъема, наклона и их детали
  • Линзы контактные
  • Линзы для очков из различных материалов
  • Очки для коррекции зрения
  • Очки защитные
  • Очки прочие или аналогичные оптические приборы
  • Оправы и арматура для очков, защитных очков и аналогичных оптических приборов
  • Части оправ и арматуры для очков, защитных очков и аналогичных оптических приборов
  • Изделия медицинские, в том числе хирургические, прочие
  • Услуги по производству медицинского, хирургического и ортопедического оборудования отдельные, выполняемые субподрядчиком

Эта группа деятельности не включает:
— производство креплений для зубных протезов, код оквэд 20.42;
— производство пропитанного упаковочного материала, бинтов и салфеток, применяемых в медицинских целях;
— производство облучающего и электротерапевтического оборудования, применяемого в медицинских целях, код оквэд 21.20, 26.60;
— производство инвалидных кресел, код оквэд 30.92;
— деятельность оптиков, код оквэд 47.78.

Оксигенотерапия при коронавирусной инфекции covid-19

Приблизительно у 14% пациентов с новой коронавирусной инфекцией заболевание протекает в тяжелой форме, основным критерием тяжести при этом является снижение насыщения кислородом крови, что требует госпитализации и оксигенотерапии. Около 5% всех пациентов (и около 25% госпитализированных) нуждаются в пребывании в отделении реанимации, чаще всего в связи с развитием картины острого респираторного дистресс-синдрома [7].

Механизмы развития гипоксемии при COVID-19 продолжают изучаться, одним из основных является тромбообразование в микроциркуляторном русле, связанное с повреждением эндотелия, что приводит к шунтированию крови, развитию ателектазов альвеол. В случае стабильного течения заболевания целевые значения SaO2 — более 90%.

В случае тяжелого течения заболевания, картины дыхательной недостаточности, шока — целевые значения SaO2 более 94% [8]. В этом случае оксигенотерапия через носовые канюли или маску чаще всего оказывается недостаточно эффективной, предпочтительна высокопоточная назальная терапия или неинвазивная масочная вентиляция с положительным давлением.

Своевременно начатые, эти методы позволяют снизить необходимость интубации и искусственной вентиляции легких (ИВЛ), по данным исследований и метаанализа, проведенных до пандемии COVID-19, причем высокопоточная вентиляция через носовые канюли имеет преимущество по сравнению с обычной оксигенотерапией через носовые канюли и вентиляцией с повышенным давлением [9, 10].

В случае недоступности оксигенотерапии через высокопоточные носовые канюли и неинвазивной вентиляции, а также при развивающейся полиорганной недостаточности или серьезных сопутствующих хронических заболеваниях показана ранняя интубация и инвазивная вентиляция легких.

Специальных исследований по изучению оксигенотерапии при COVID-19 не проводилось. Но с учетом опыта, полученного при лечении других критических состояний, оптимальный уровень SaO2 находится между 92 и 96%. Метаанализ 25 рандомизированных исследований показал, что оксигенотерапия без контроля сатурации (с достижением сатурации, близкой к 100%) приводит к росту смертности.

Вспомогательная методика, используемая в дополнение к оксигенотерапии, — прон-позиция (положение лежа на животе). Этот метод улучшает оксигенацию и исходы у пациентов со среднетяжелым и тяжелым течением респираторного дистресс-синдрома. Предположительно механизм связан с улучшением вентиляционно-перфузионного соотношения и раскрытием спавшихся альвеол в нижнебазальных отделах легких.

Как в исследованиях до эпидемии среди пациентов с гипоксемией на спонтанном дыхании, так и в нескольких исследованиях среди пациентов с новой коронавирусной инфекцией, находящихся на оксигенотерапии, было показано улучшение оксигенации и уменьшение потребности в интубации при использовании прон-позиции.

Прон-позиция хорошо совмещается с оксигенотерапией через канюли и удовлетворительно — через маску. Используется у пациентов, которые могут длительное время находиться в положении лежа на животе и самостоятельно изменять положение тела. Не применяется у гемодинамически нестабильных пациентов, перенесших в недавние сроки хирургическое вмешательство на органах брюшной полости, имеющих нестабильность позвоночника. Убедительных данных о влиянии прон-позиции на отдаленный исход при COVID-19 в настоящее время нет [12, 13].

В числе практических рекомендаций при лечении пациентов с новой коронавирусной инфекцией и одышкой следует помнить о возможности декомпенсации сопутствующих хронических заболеваний и своевременно проводить дифференциальную диагностику одышки. При COVID-19 одышка не изменяется при перемене положения тела, и практически всегда одышка в покое и при минимальной нагрузке сопровождается снижением SaO2.

Иногда можно наблюдать катастрофически низкие показатели пульсоксиметра (до 35–45%), однако без перевода на ИВЛ такие пациенты быстро погибают. Если у пациента одышка в покое, усиливающаяся в горизонтальном положении, но SaO2 в норме, следует думать о декомпенсации сердечной недостаточности, особенно при наличии влажных хрипов в нижних отделах легких.

Введение фуросемида в этом случае будет намного эффективнее оксигенотерапии. При новой коронавирусной инфекции преимущественно наблюдается различной степени ослабленное везикулярное дыхание, больше в нижних отделах. Степень ослабления дыхания обычно коррелирует с данными компьютерной томографии; иногда выслушивается крепитация в нижних отделах.

У пациентов с ХОБЛ, наоборот, на фоне сниженной сатурации (82–90%) одышка не отмечается, и оксигенотерапия должна проводиться с осторожностью, с контролем содержания СО2 в крови (исследование кислотно-щелочного состояния) с целью избежать гиперкапнии.

Появление свистящих хрипов позволяет заподозрить бронхообструкцию, в этом случае введение бронходилататоров через небулайзер заметно облегчит состояние пациента, малопоточная оксигенотерапия может выступать дополнительным методом лечения. Несмотря на кажущуюся простоту такой дифференциальной диагностики, на практике в связи с перегруженностью врачей и ориентацией на «типовое» лечение COVID-19 данные состояния нередко распознаются с задержкой.

Оксигенотерапия при сердечно-сосудистых заболеваниях

Оксигенотерапия улучшает кровоток в альвеолах, уменьшает шунтирование крови и снижает давление в легочном артериальном русле, повышая ударный объем и сердечный выброс. При хронических бронхолегочных заболеваниях при длительном применении ингаляции кислорода способствуют обратному ремоделированию в легочных артериолах (уменьшению пролиферации гладкомышечных клеток, фибробластов и синтеза протеинов матрикса).

Следует учитывать, что оксигенотерапия направлена на лечение гипоксемии, но не одышки, таким образом, эффекта при лечении одышки в случае нормального содержания кислорода в крови ожидать не стоит. Кроме того, оксигенотерапия не устраняет причину гипоксемии.

Согласно различным рекомендациям по оксигенотерапии пороговым значением для начала оксигенотерапии в большинстве случаев является SaO2 менее 90%, однозначно оксигенотерапия не показана при SaO2 более 92% [4]. Среди пациентов, нередко получающих оксигенотерапию при отсутствии показаний, оказываются пациенты с инсультом без гипоксемии, большинство пациентов с инфарктом миокарда, сердечной недостаточностью.

В зависимости от состояния пациента и ожидаемой потребности в кислороде выбирают средство доставки кислорода. В случае острого заболевания с ожидаемой очень высокой потребностью в кислороде (реанимационные мероприятия, остановка сердца, шок, сепсис, легочное кровотечение, эпилептический статус) выбирают нереверсивную маску, начиная с потока 15 л/мин и достигая целевых значений SaO2. Затем скорость потока постепенно уменьшают, обеспечивая сохранение целевых значений SaO2.

В случае ожидаемой меньшей потребности в кислороде (бронхиальная астма, пневмония, другие заболевания легких, пневмоторакс, тромбоэмболия легочной артерии, сердечная недостаточность) выбор также осуществляется с учетом заболевания и исходной сатурации: это могут быть назальные канюли с потоком 2–6 л/мин или простая лицевая маска с потоком 5–10 л/мин.

В большинстве случаев целевые значения SaO2 составляют 94–96%. Некоторые рекомендации указывают на целевые значения 94–98%. Однако результаты исследований свидетельствуют, что среди пациентов, находящихся на оксигенотерапии с достижением сатурации более 96%, отмечается небольшое, но определенное увеличение смертности — на 1% [5].

Для пациентов с риском развития гиперкапнии (например, пациенты с хронической обструктивной болезнью легких — ХОБЛ) целевым значением является сатурация 92% (88–92%). В случае чрезмерной оксигенации риск гиперкапнии возрастает. Риск гиперкапнии имеют также пациенты с тяжелым ожирением (синдром Пиквика), выраженными деформирующими заболеваниями грудной клетки и позвоночника: кифосколиозом, болезнью Бехтерева, нервно-мышечными заболеваниями, бронхоэктатической болезнью, муковисцидозом.


Оксигенотерапию следует прекратить, если сатурация при дыхании воздухом сохраняется на уровне равном или превышающем целевые значения. В случае риска повторного ухудшения состояния оксигенотерапия может быть продолжена [5].

До недавнего времени считалось, что оксигенотерапия практически безвредна, однако систематический обзор свидетельствует о том, что излишняя оксигенация у пациентов с нормальной сатурацией увеличивает смертность. Обзор включал 25 рандомизированных контролируемых исследований, где пациенты получали свободную или контролируемую оксигенотерапию, смертность пациентов в группе свободной оксигенотерапии оказалась выше [6].

Имеются данные, что у пациентов с инфарктом миокарда и инсультом при SaO2 более 92% проведение оксигенотерапии может оказывать негативное воздействие: среди пациентов с инсультом отмечается увеличение смертности с 69 до 87 на 1000 человек, среди пациентов с инфарктом миокарда достоверного увеличения смертности не наблюдается, однако отмечено увеличение частоты повторной реваскуляризации в течение 6 мес. с 72 до 106 на 1000 человек, развитие повторного инфаркта миокарда в течение 1 года с 51 до 62 на 1000 человек [4].

Росздравнадзор и ростехнадзор разъясняют: безопасность баллонов для кислорода медицинского


Письмо Росздравнадзора от 03.11.2022 N 01и-2746/17 «О безопасности баллонов для кислорода медицинского»


МИНИСТЕРСТВО ЗДРАВООХРАНЕНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ФЕДЕРАЛЬНАЯ СЛУЖБА ПО НАДЗОРУ В СФЕРЕ ЗДРАВООХРАНЕНИЯ

ПИСЬМО от 3 ноября 2022 г. N 01и-2746/17

О БЕЗОПАСНОСТИ БАЛЛОНОВ ДЛЯ КИСЛОРОДА МЕДИЦИНСКОГО

Федеральная служба по надзору в сфере здравоохранения по вопросу обеспечения безопасности баллонов для кислорода медицинского направляет разъяснения о безопасности применения и порядке оценки маркировки баллонов для кислорода медицинского.

В соответствии с ч. 1 ст. 38 Федерального закона от 21.11.2022 N 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» (далее — Закон) медицинскими изделиями являются любые инструменты, аппараты, приборы, оборудование, материалы и прочие изделия, применяемые в медицинских целях отдельно или в сочетании между собой, а также вместе с другими принадлежностями, необходимыми для применения указанных изделий по назначению, включая специальное программное обеспечение, и предназначенные производителем для профилактики, диагностики, лечения и медицинской реабилитации заболеваний, мониторинга состояния организма человека, проведения медицинских исследований, восстановления, замещения, изменения анатомической структуры или физиологических функций организма, предотвращения или прерывания беременности, функциональное назначение которых не реализуется путем фармакологического, иммунологического, генетического или метаболического воздействия на организм человека.

Учитывая вышеизложенное, на основании положений Закона, баллоны для кислорода медицинского не являются медицинскими изделиями и не подлежат отдельной регистрации в установленном порядке.

В то же время, при эксплуатации баллонов для медицинского кислорода в медицинских организациях необходимо строго выполнять требования, установленные в следующих нормативных документах:

Обращаем внимание, что, в соответствии с п. 22 Технического регламента Таможенного союза «О безопасности работы оборудования, работающего под избыточным давлением», утвержденного Решением Совета Евразийской экономической комиссии от 02.07.2022 г. N 41 (далее — Решение), баллоны должны сопровождаться паспортом безопасности. Также маркировка, наносимая на баллоны, должна соответствовать п. 29 — 32 Решения. Так, окраска баллонов для кислорода медицинского должна быть голубая и содержать надпись «кислород медицинский», нанесенную черным цветом.

Также обращаем внимание, что в соответствии с ГОСТ 5583-78 (ИСО 2046-73) «Кислород газообразный технический и медицинский. Технические условия» каждая партия газообразного медицинского кислорода, а также каждый баллон или моноблок-контейнер медицинского кислорода должны сопровождаться документом о качестве, содержащим следующие данные:

  • наименование предприятия и его товарный знак;
  • наименование и сорт продукта;
  • номер партии технического или медицинского кислорода и номер баллона медицинского кислорода;
  • дату изготовления;
  • объем газообразного кислорода, м3

Для медицинского кислорода в сопроводительных документах указывается номер регистрационного удостоверения, согласно Государственному реестру лекарственных средств.

Одновременно сообщаем, что в соответствии с Положением о Федеральной службе по экологическому, технологическому и атомному надзору, утвержденным постановлением Правительства Российской Федерации от 30.07.2004 N 401, Ростехнадзор осуществляет контроль и надзор за обращением оборудования, работающего под избыточным давлением.

»Приказом Ростехнадзора от 28 ноября 2022 года N 500 утверждены Федеральные нормы и правила в области промышленной безопасности «Правила безопасности при производстве и потреблении продуктов разделения воздуха» (далее — Правила), которые устанавливают требования, направленные на обеспечение промышленной безопасности, предупреждение аварий, случаев производственного травматизма на опасных производственных объектах производства и потребления продуктов разделения воздуха (кислород, азот, аргон, криптон, ксенон, неоногелиевая смесь) и их смесей. В связи с чем, при возникновении вопросов, связанных с безопасностью обращения баллонов для кислорода медицинского необходимо обращаться в Ростехнадзор.

Руководитель М.А.МУРАШКО


Вопрос от 01.11.18:

Какие сертификаты и свидетельства необходимо иметь сотрудникам в следующих ситуациях:

1) эксплуатация газовых баллонов (медицинский кислород, гелий), находящихся под избыточным давлением, с целю обеспечения работоспособности аналитических приборов;

2) наполнение малогабаритного портативного баллона гелием из баллона большого объема, находящегося под избыточным давлением.

Ответ: Управление Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору сообщает, что »Федеральные нормы и правила в области промышленной безопасности «Правила промышленной безопасности опасных производственных объектов, на которых используется оборудование, работающее под избыточным давлением» утверждены приказом Ростехнадзора от 25.03.2022 № 116 (далее ФНП ОРПД) направлены на обеспечение промышленной безопасности, предупреждение аварий, инцидентов, производственного травматизма на объектах при использовании оборудования, работающего под избыточным давлением более 0,07 мегапаскаля (МПа) пара, газа (в газообразном, сжиженном состоянии) (пп.а п.2 ФНП ОРПД).

Работники, непосредственно связанные с эксплуатацией оборудования под давлением, должны пройти в установленном порядке аттестацию по промышленной безопасности, в том числе проверку знаний требований указанных ФНП ОРПД (в зависимости от типа конкретного оборудования, к эксплуатации которого они допускаются)(пп.а п.221 ФНП ОРПД).

Рабочие должны соответствовать квалификационным требованиям и иметь выданное в установленном порядке удостоверение на право самостоятельной работы по соответствующим видам деятельности (пп.б п.221 ФНП ОРПД).


Вопрос от 24.04.2020:

Предприятием производится азот, жидкий кислород и газообразный кислород. При наполнении баллонов газообразным кислородом возможно возгорание одежды и волосяных покровов обслуживающего персонала, находящегося в среде газообразного кислорода, а также возможен взрыв баллона. Прошу разъяснить, относится ли работа по наполнению баллонов кислородом к категории газоопасных работ?

Ответ: На данный вопрос ответ дан Управлением государственного строительного надзора Ростехнадзора.

Согласно »пункту 2.1.1 Федеральных норм и правил в области промышленной безопасности «Правила безопасного ведения газоопасных, огневых и ремонтных работ», утвержденных приказом Ростехнадзора от 20.11.2022 № 485, к газоопасным относятся работы, связанные с внутренним осмотром, чисткой, ремонтом, разгерметизацией технологического оборудования, коммуникаций, установкой и снятием заглушек на оборудовании и трубопроводах, а также работы внутри емкостей (аппараты, сушильные барабаны, печи технологические, сушильные, реакторы, резервуары, цистерны, а также коллекторы, тоннели, колодцы, приямки, траншеи (глубиной от 1 м) и другие аналогичные места), при проведении которых имеется или не исключена возможность выделения в рабочую зону взрывопожароопасных или вредных паров, газов и других веществ, способных вызвать взрыв, загорание, оказать вредное воздействие на организм человека, а также работы при недостаточном содержании кислорода (объемная доля ниже 20 %) в рабочей зоне.

Наполнение баллонов газами, в том числе кислородом, осуществляется в соответствии с требованиями »раздела XII «Дополнительные требования промышленной безопасности к освидетельствованию и эксплуатации баллонов» Федеральных норм и правил в области промышленной безопасности «Правила промышленной безопасности опасных производственных объектов, на которых используется оборудование, работающее под избыточным давлением», утвержденных приказом Ростехнадзора от 25.03.2022 № 116, зарегистрированным Минюстом России 19.05.2022 № 32326 (далее – ФНП ОРПД).

Пунктом 520 ФНП ОРПД определено, что наполнение баллонов должны проводить организации (индивидуальные предприниматели), имеющие наполнительные станции (пункты наполнения), производственные помещения (площадки) которых в соответствии с проектом и требованиями настоящих ФНП ОРПД оборудованы для наполнения баллонов конкретным видом газов; предусматривают возможность приемки-выдачи и раздельного хранения пустых и наполненных баллонов; оснащены техническими средствами и оборудованием, обеспечивающими наполнение, опорожнение (в том числе слив неиспарившихся остатков, в случае сжиженных газов, выпуск газа из баллонов с неисправной арматурой), ремонт и окраску баллонов.

Наполнение баллонов газами, согласно пункту 521 ФНП ОРПД, должно быть произведено по инструкции, разработанной и утвержденной наполнительной организацией (индивидуальным предпринимателем) с учетом свойств газа, определенных проектом наполнительной станции, местных условий и технологии наполнения, а также требований руководства (инструкции) по эксплуатации и иной документации изготовителя баллона.

Перед наполнением кислородных баллонов должен быть проведен контроль отсутствия в них примеси горючих газов газоанализатором в порядке, установленном инструкцией. При наполнении баллонов медицинским кислородом должна проводиться их продувка давлением наполняемой среды в порядке, установленном инструкцией.

Обращаем внимание, что вышеуказанными ФНП ОРПД процесс наполнения баллонов газами не отнесен к газоопасным работам.

Технические аспекты оксигенотерапии

Основным методом получения медицинского кислорода является низкотемпературная (криогенная) ректификация: производят сжатие воздуха и разделение на составные газы из-за разности температур кипения кислорода (-183 °C), азота (-195,8 °C) и аргона (-185,8 °C).

С учетом токсичности кислорода в концентрации более 60% для длительной оксигенотерапии используют воздушную смесь с 40–60% кислорода. Чистый кислород при ингаляции более 30 мин оказывает повреждающее действие на слизистую оболочку дыхательных путей (трахеит), кроме того, из-за нарушения образования и стойкости сурфактанта в альвеолах возникают адсорбционные ателектазы с последующим шунтированием крови, что не позволяет адекватно устранить гипокcемию.

Основным методом оксигенотерапии является ингаляционный, который включает в себя различные способы введения кислорода и кислородных смесей в легкие через дыхательные пути, проводится с использованием различной кислородно-дыхательной аппаратуры.

Оксигенотерапия хорошо переносится, изредка отмечается сухость и раздражение слизистой носа и глотки, дискомфорт может доставлять ограничение двигательной активности, трудности при принятии пищи. Чтобы уменьшить высушивающее действие кислородно-воздушной смеси на слизистую оболочку дыхательных путей, кислородную смесь увлажняют, пропуская через воду, затем подают под давлением 2–3 атмосферы.


В клинических условиях в зависимости от показаний используются:

Носовые катетеры. Необходимая концентрация кислорода достигается путем регуляции потока кислородно-воздушной смеси: скорость потока от 1 до 6 л/мин создает во вдыхаемом воздухе его концентрацию, равную 24–44%. При выраженной одышке (что приводит к высокой минутной вентиляции легких, превышающей поток кислорода) концентрация вдыхаемого кислорода снижается из-за избыточной потери при выдохе.

Лицевые маски. Достоинством масок является их способность лучше справляться с утечкой потока кислорода через рот. С помощью клапанов выдыхаемый воздух выводится наружу, позволяя поддерживать необходимую концентрацию кислорода. При применении стандартной лицевой маски поток кислорода может составлять до 15 л/мин, что обеспечивает более высокую его концентрацию (50–60%) по сравнению с канюлями.

простая (маска Хадсона);

маска с клапаном Вентури — обеспечивает стабильную концентрацию кислорода независимо от типа дыхания пациента путем использования различных клапанов. Достигаемая концентрация кислорода составляет 24–60% в зависимости от типа (цвета) используемого клапана-насадки, для чего скорость потока устанавливается также в зависимости от типа клапана-насадки. Часто используется при ХОБЛ, т. к. позволяет давать кислород строго в необходимой концентрации, избегая гиперкапнии;

нереверсивная маска (маска с ребризером). Позволяет достичь максимальной концентрации кислорода во вдыхаемой смеси, при этом используется резервуар-мешок, который постоянно наполняется дыхательной смесью с кислородом и благодаря наличию клапана работает только на вдох.

При проведении оксигенотерапии необходим периодический контроль SaО2. Частота контроля зависит от заболевания, тяжести состояния пациента, выраженности гипоксемии. Контролируя насыщение крови кислородом, подбирают, поддерживают и при необходимости корректируют способ подачи кислорода.

Если перечисленные методы оказываются неэффективны и гипоксемия нарастает, может быть показан перевод пациента на инвазивную вентиляцию легких с интубацией трахеи. Однако до этого рассматривают возможность неинвазивной вентиляции легких с созданием положительного давления в дыхательных путях пациента во время выдоха или постоянно. Возможно проведение вентиляции легких через лицевую, носовую маску, шлем или носовые канюли.

Неинвазивная вентиляция легких снижает потребность в инвазивной вентиляции. Позволяет избежать интубации трахеи, тем самым минимизируя риск повреждений верхних дыхательных путей, избежать введения седативных препаратов, обеспечивает: большие безопасность и комфорт для больного; сохранение спонтанного дыхания; снижение риска развития ИВЛ-ассоциированной пневмонии; оставляет возможность контакта с больным; экономически выгодна.

Однако методика более сложна и трудоемка для врача, т. к. необходимо непрерывно адаптировать различные параметры под постоянные изменения функции дыхания больного. Имеются и ограничения: невозможность применения при низком уровне сознания, анатомических особенностях больного; возможно повреждение кожи лица при длительном использовании масочной вентиляции; при неадекватном увлажнении и согревании газовой смеси могут наблюдаться повреждение слизистой верхних дыхательных путей, аэрофагия, тошнота, изжога, индивидуальная непереносимость (клаустрофобия) [2].

Высокопоточная оксигенотерапия является разновидностью неинвазивной вентиляции легких, имеет несомненные преимущества перед традиционной оксигенотерапией, более комфортна, лишена многих недостатков масочной вентиляции легких и может быть эффективной альтернативой при острой дыхательной недостаточности различного генеза.

При неэффективности неинвазивной вентиляции легких необходима своевременная интубация трахеи и проведение инвазивной (искусственной) вентиляции легких. Рассмотрение данного метода выходит за рамки настоящего обзора.

В домашних условиях при стабильном течении хронических заболеваний бронхолегочной системы или в стационаре при отсутствии возможности доступа к центральному источнику медицинского кислорода (качество которого выше) для продолжительной оксигенотерапии может использоваться медицинский концентратор кислорода.

Можно встретить также кислородные баллончики, например баллончик «Основной элемент» (состав смеси: 90% кислорода, 10% азота, объем кислорода до 17 л, рассчитанных на 110–150 вдохов, без регулятора потока кислорода), однако для продолжительной коррекции гипоксемии объем кислорода в нем недостаточен.

Оцените статью
Кислород
Добавить комментарий