Что такое сатурация при коронавирусе и как выбрать пульсоксиметр — 17 октября 2021 — Sport24

Что такое сатурация при коронавирусе и как выбрать пульсоксиметр - 17 октября 2021 - Sport24 Кислород

Что такое кислородный концентратор и как он работает?

При поражении организма коронавирусом страдают легкие и затрудняется дыхание, что влечет за собой гипоксию. Кислородное голодание провоцирует сердечную недостаточность, нарушения в работе мозга и пр. У пациента кроме одышки появляются признаки нарушения работы почек и печени.

Кроме борьбы с COVID-19, данное устройство используется при бронхиальной астме, хронических болезнях легких, сердечной недостаточности, во время восстановления после серьезных операций и травм. Постоянные процедуры кислородотерапии устраняют признаки гипоксии, а организм насыщается кислородом в нужном объеме.

Использование кислородных концентраторов полезно жителям больших городов, где из-за сильного загрязнения воздуха гипоксия наблюдается даже у людей, не имеющих проблем с легкими. Частые жалобы горожан на головные боли, хроническую усталость, сонливость – признаки кислородного голодания, которое легко устранить с помощью кислородного концентратора.

Принцип работы аппарата прост. Это устройство выделяет кислород из окружающей среды (из воздуха в помещении), концентрирует этот газ и подает человеку. Фильтрация захваченного воздуха происходит с помощью шариков цеолита, которые находятся в двух цилиндрах.

При этом происходит разделение молекул азота и кислорода. Два газа концентрируются с разных сторон. После фильтрации кислород подается человеку через респиратор, а азот возвращается в атмосферу. По сути, аппарат выполняет часть работы легких, выделяя из атмосферного воздуха только необходимую часть. Аппарат может работать от сети или на аккумуляторе.

При вирусных и инфекционных заболеваниях врачи часто рекомендуют постоянно проветривать комнату (палату), в котором находится больной. Это требуется по двум причинам: выветривание скопившихся патогенных микроорганизмов и наполнение комнаты свежим воздухом, богатым кислородом.

Еще о кислороде в крови

По имеющимся данным, если у человека с COVID-19 развивается ОРДС, то обычно это происходит так: на шестой-седьмой день после появления симптомов возникает одышка, а на второй-третий день после этого — острый респираторный дистресс-синдром. Это происходит, по разным данным, в 3-17% случаев.

Риск, что пневмония закончится ОРДС, выше, если заболевший — человек старшего возраста, если он злоупотребляет алкоголем, курил раньше или курит сейчас, проходит химиотерапию или у него ожирение.

Правда, ОРДС возникает не только из-за пневмонии (хотя это основная причина), но и из-за других повреждений легких вплоть до тупой травмы груди. Такого рода состояние врачи стали замечать еще во времена Первой мировой войны, название у него появилось в 1967 году, а определение — только в 1994-м.

Главное, что человек чувствует при ОРДС, — одышка. Он не может договорить предложение без вдоха, ему не хватает воздуха. Но одышка часто бывает и при менее серьезных состояниях, которые, правда, могут постепенно достигнуть тяжести, которая будет определяться как ОРДС.

Почему этот синдром особенно часто встречается при COVID-19

Новый коронавирус умеет попадать в клетки дыхательных путей, альвеол, сосудов, сердца, почек и желудочно-кишечного тракта. Хотя легкие все же страдают больше всего. Пораженные клетки производят множество копий коронавируса и в итоге погибают. Все это запускает и поддерживает воспалительный ответ иммунной системы.

В норме сама иммунная система со временем подавляет это воспаление, и человек выздоравливает. Но при инфицировании коронавирусом чаще, чем во многих других случаях, бывает, что тормозящие механизмы иммунной системы не срабатывают как надо. В худшем варианте развития событий это приводит к состоянию под названием «цитокиновый шторм».

Тогда захватывается весь организм, и могут поражаться даже почки и сердце. И, конечно, кроме прочего, развивается ОРДС. Другими словами, в масштабных повреждениях может принимать участие уже не вирус, который запустил агрессивный ответ, а непосредственно иммунная система человека, которая вышла из-под контроля.

Как восстановить работу легких после коронавируса

После перенесенной коронавирусной инфекции в любой форме ухудшается эластичность легких. В пораженных участках образуется соединительная ткань, появляются рубцы, развивается фиброз. На фоне патологических изменений нарушается газообмен. Воспаления уже нет, но признаки выраженной дыхательной недостаточности не исчезают.

Чтобы избежать развития осложнений, через 3 недели после выявления болезни начинают реабилитацию. Программу восстановления разрабатывают индивидуально. Учитывают тяжесть перенесенной инфекции, степень поражения легочной ткани, пол и возраст больного, наличие хронических патологий.

Реабилитация может длиться от нескольких недель до года. Ее проводят непрерывно или курсами по 14 дней с недельным перерывом. Основные мероприятия — дыхательная гимнастика и лечебная физкультура, массаж, физиотерапия, ингаляции. Обязательно нужно соблюдать диету.

Основные рекомендации:

соблюдать режим дня, спать по 8 часов;

  • показана умеренная физическая активность — длительные пешие прогулки вдали от трасс, при этом на улице должно быть тепло и сухо, дышать нужно медленно и глубоко;
  • из физических нагрузок показаны йога, плаванье, езда на велосипеде;
  • ежедневно нужно проводить влажную уборку, несколько раз в день проветривать комнату;
  • необходимо 3-4 раза в день измерять сатурацию, желательно в одно и то же время;
  • нельзя посещать сауны, бани, принимать горячие ванны;
  • нельзя курить и употреблять спиртные напитки;
  • следует соблюдать питьевой режим — выпивать в день 1,5 л воды.

После коронавируса иммунитет сильно ослаблен, увеличивается риск заболеть ОРВИ или гриппом.

После выздоровления важно соблюдать охранительный режим — избегать перегрева и переохлаждения, не посещать места с большим скоплением людей, принимать витаминные комплексы.

Лечебный или перкуссионный массаж поможет улучшить кровообращение в органах дыхания, устранить застойные явления и ускорить процесс восстановления легких.

Из физиопроцедур хорошо помогает лазеротерапия, СМТ-терапия, магнитотерапия, ультразвуковая терапия. Лечение помогает устранить воспаление, отек, болевой синдром, улучшить проходимость бронхов и процесс отхождения мокроты.

Пациентам, которые перенесли коронавирус в легкой и средней форме, показано санаторное лечение в условиях горного, лесного, морского климата. После тяжелой формы смена климатической зоны допустима после консультации с лечащим врачом.

Какая норма сатурации у взрослых таблица

При этом следует учитывать, что норма кислорода – это понятие условное. Случается, что люди, имеющиеся признаки коронавируса, измеряют его, а полученные результаты, например 95%, становятся причиной паники – человек вызывает скорую помощь.

Норма сатурации у взрослых таблица
Норма сатурации у взрослых (таблица)

Норма уровня кислорода условна. Часто больные, у которых проявляется симптоматика заболевания, впадают в панику и вызывают неотложную помощь, когда показатель сатурации 95%. Согласно медицинским данным, условная норма зависит от разных параметров:

  • У здоровых людей норма составляет от 95 до 98%.
  • У курильщиков – от 92 до 95%, при этом параметр понижается при употреблении спиртосодержащих напитков, кофе, энергетиков.
  • При хронических патологиях органов дыхания – от 92 до 96%.
  • У детей в первые месяцы жизни – 93-97%.

При коронавирусе нужна кислородная поддержка в следующих случаях:

  • Если показатель менее 93%, человек ощущает нехватку воздуха, есть кашель и насморк.
  • Компьютерная томография показывает поражение легких – 50%.
  • У пожилого больного есть симптоматика заболевания.
  • Низкая сатурация – менее 90%.
  • При беременности.
  • Госпитализация требуется больным с иммунодефицитом.
  • Пациентам с лишним весом и с сахарным диабетом также нужна медицинская помощь.

Если у госпитализированного больного показатель низкий, его не удается нормализовать посредством подачи кислорода, его переводят в реанимацию для интубации трахеи.

Молекулярная биология и биохимия клеточного ответа

Прогресс молекулярной биологии позволяет понять связь между патофизиологией заболеваний и клеточным ответом на гипоксию. Разные ткани имеют различную потребность в кислороде, наиболее чувствительна нервная ткань. Механизмы, ведущие к гипоксии, различны: ишемия (снижение доставки крови к ткани), отравление углекислым газом, асфиксия, апноэ сна, тяжелая анемия, высотная болезнь, нарушения соотношения вентиляции и перфузии. В то же время последствия гипоксии для тканей одинаковы.

На уровне клетки 80% кислорода используется митохондриями, 20% — другими органеллами. При этом его парциальное давление в митохондриях чрезвычайно мало — 1–3 мм рт. ст. Кислород используется как донатор электронов в конце электронной транспортной цепочки, в комплексе IV, цитохром-C-оксидазы, с целью синтеза аденозинтрифосфата.

В случае дефицита кислорода и его электронов электронная цепь претерпевает компенсаторные модификации. В то же время показано, что в условиях гипоксии клетки происходит прямой перенос электронов в электронную цепь из-за уменьшения потока переносчиков, и таким образом увеличивается количество активных форм кислорода и азота, чьи свободные радикалы чрезвычайно токсичны и приводят к гибели клетки.

Клеточный ответ на гипоксию реализуется через фермент, воспринимающий снижение напряжения кислорода в клетке — пролилгидроксилазу, который запускает реакцию другого фермента — индуцируемого гипоксией фактора (hypoxia-inducible factor — HIF). HIF регулирует транскрипцию генов, ответственных за изменение метаболизма с аэробного на анаэробный.

Ферменты, участвующие в окислительном фосфорилировании, блокируются HIF, таким образом, пируват вместо гликолиза используется для образования лактата, способствуя ацидозу. Также HIF способствует увеличению выработки эритропоэтина и фактора роста эндотелия, активирует местный ангиогенез, ускоряя пролиферацию клеток, увеличивая выработку эндотелиального сосудистого фактора роста, дифференциацию и инвазию.

Кроме того, было показано, что гипоксия индуцирует воспалительный ответ, в частности, отмечено увеличение содержания в крови провоспалительных цитокинов, интерлейкина 6 (ИЛ-6) и рецепторов к ним, фактора некроза опухоли альфа, С-реактивного белка. В свою очередь, воспаление ведет к уменьшению доставки кислорода к тканям. Таким образом, гипоксия и воспаление оказываются взаимно индуцирующими процессами.

HIF влияет и на имунный ответ: увеличивает содержание аденозинтрифосфата в миелоидных клетках, усиливает фагоцитарную активность нейтрофилов, предотвращает апоптоз нейтрофилов, увеличивая продолжительность жизни нейтрофилов в тканях, испытывающих гипоксию [3].

Параметры нивл при пневмонии covid-19

Рекомендовано начинать с низких параметров:

 ВРАР:

  • стартовать с IPAP от  8 до 10 см H2O, ЕPAP 6-8 Н2О,  FiO2 100%
  • среднее IPAP от  8 до 14 см H2O, ЕPAP 6-10 Н2О.

В общем, это неагрессивные, маленькие цифры, которые даже во время бодрствования вполне себе переносимы. 

  • СPAP: 5-8 см H2O
  • PSV 6 мл/кг   PEEP (при очаговом поражении начинать с низких цифр, при диффузном – с более высокого РЕЕР). 

У немецких авторов в рекомендациях говорится, что если есть очаговое поражение,  консолидированное, то можно начинать вообще с минимальных цифр — 5-6, а если поражения диффузные, то с более высокого PEEP, но не выше 14.

Лучшие кандидаты для применения ранней неинвазивной стратегии — это пациенты с ХОБЛ, с гиперкапнической дыхательной недостаточностью любого генеза (нейромышечной, паллиативной, кардиогенным отеком легких, обострением астмы, после операций на грудной клетке и брюшной полости, пациенты с ожирением, иммуносупрессией).

В исследованиях я нашла несколько интересных моментов. Пишут, что при развитии у этих пациентов дыхательной недостаточности (ДН) второго типа, гиперкапния, скорее всего, объясняется увеличением мертвого пространства. Также пишут, что если тяжелую гиперкапнию невозможно контролировать, несмотря на увеличение частоты дыхания до 35/ мин, то нужно увеличивать объем вентиляции (начинаем с 6 и можно увеличивать дальше, но не превышать PEEP более 15 и PРlat более 30 см Н2О, то есть вентиляция не должна быть слишком агрессивной). 

Оценка эффективности НИВЛ должна проводиться каждые 1-2 часа. С одной стороны, оценивать часто и подробно — сложно. С другой стороны, если благодаря этому все больше пациентов постепенно уйдет от инвазивной вентиляции, эти трудозатраты оправданы. 

Итак, мы смотрим за падением сатурации, всегда имея в виду, что она падает не только из-за неэффективности вентиляции, но и из-за того, что пациент снимал маску, из-за того, что в этот момент произошла аспирация, и по другим причинам. То есть не обязательно сразу грешить на неэффективность инвазивной вентиляции.

Если PaO2/FiO2 значительно улучшаются, частота дыхания снижается при относительно низком используемом объеме, тогда принимаем решение продолжать НИВЛ, откладывая ИВЛ. Если сатурация сохраняется на уровне 90% или снижается и сохраняется тахипноэ при использовании максимального дыхательного объема, тогда рассматривается вопрос об интубации.

Остальные общие показания к интубации: развитие гиперкапнии или наличие стойкого кашля. При стойком кашле НИВЛ проводить очень сложно и малоэффективно. Также настораживающим фактором будет увеличение работы дыхательных мышц.

Почти все авторы практикуют комбинацию неинвазивной вентиляции с кислородотерапией. Во-первых, можно давать кислород вместо неинвазивной вентиляции, когда плохо переносится маска. В этом случае можно периодически ее снимать и предлагать пациенту канюлю или высокопоточный кислород.

Во-вторых, в перерывах, когда нужно поговорить с пациентом, или покормить его и т.д.  В-третьих, вместе с неинвазивной вентиляцией, когда нужно корректировать и то, и другое одновременно. Причем можно под маску поставить канюлю, а можно присоединить кислород к контуру.

Также неинвазивная вентиляция широко применяется для вининга. Это спорный момент. Может быть, в ближайшее время на эту тему появятся новые исследования, но пока авторы (например, из Германии) выступают за то, чтобы как можно раньше переводить пациента на методы с поддержкой самостоятельного дыхания, то есть экстубация тоже должна быть ранней.

Уже доказано, что среднее время на ИВЛ при COVID-19 значительно больше, чем при классическом ОРДС. И это отличает его от других описанных ранее ОРДС. При этом у большинства пациентов с COVID-19 наблюдается высокий респираторный драйв, т.е. одышка.

Она выражена иногда даже неадекватно гипоксемии: бывает, что одышка сильная, хотя сатурация неплохая. Это происходит в том числе из-за цитокинового шторма и прямых нейротропных эффектов этого вируса на дыхательный центр, вызывающих нейропатию. НИВЛ рекомендуется в том числе для того, чтобы после экстубации предотвратить повреждение легких.

Следующее – это защита диафрагмы. НИВЛ позволяет уменьшить слишком интенсивную работу мышц после экстубации, т.е. неконтролируемую одышку. Ведь если чрезмерная работа какое-то время сохраняется, возникает отек диафрагмы со снижением в последующем ее сократительной способности, из-за прямого разрушения саркомера.

Применять НИВЛ следует с осторожностью, учитывая опасность аэрозолизации. Основные меры предосторожности: отбор пациентов:

  • НИВЛ не подойдет кашляющим, некомплаэнтным пациентам и так далее;
  • подбор опытного персонала, обученного мерам предосторожности; палаты с негативным давлением;
  • спецодежда и защитные маски, экраны для врачей и медсестер;
  • носоротовая или полнолицевая маска (или шлем) с закрытым контуром (чтобы пациент не выдыхал на вас);
  • кислородная канюля внутрь маски или хирургическая маска поверх канюли во время проведения процедур и манипуляций;
  • бактериальные фильтры (лучше — два), на выходе из аппарата и выходе из маски. Рассеивание частиц при обычном открытом контуре CPAP — 1,5-2 метра, потому что там активные выдохи, но применение бактериального фильтра уменьшает его до нескольких сантиметров.

Рекомендации по НИВЛ при COVID-19 в домашних условиях заключаются в том, что дома НИВЛ можно продолжать с соблюдением дистанцирования, с использованием бактериальных фильтров. Возможно потребуется коррекция режима: если у пациента исходно был ХОБЛ или тяжелое апноэ, вероятно, придется сделать терапию менее агрессивной.

Реабилитация после тяжелой вирусной пневмонии

Теперь расскажу о реабилитации после тяжелой вирусной пневмонии/ОРДС.

Поскольку легкие – основной “орган-мишень” вируса SARS-CoV-2, для более эффективного восстановления организма необходимо, в первую очередь, восстановление дыхательной функции. Физическая реабилитация здесь приобретает огромное значение.

Многие рекомендации по реабилитационному периоду основаны на международных рекомендациях по ХОБЛ (с некоторыми модификациями). Пациентам с сохраняющимися астеническими ощущениями особенно нужна реабилитация по восстановлению и мышечной силы, и дыхательной функции. 

Много информации содержится в “Методических рекомендациях проведения легочной реабилитации у пациентов с новой коронавирусной инфекцией (COVID-19), внебольничной двухсторонней пневмонии. Версия 1 (11.07.2020)”. Там говорится о реабилитации респираторной функции, мышечной дисфункции и так далее.

Цели реабилитации, в первую очередь, облегчить одышку и снять тревогу и депрессию, а в долгосрочной перспективе – максимально сохранить функциональность, улучшить качество жизни и способствовать возвращению пациента в общество. 

Методы легочной реабилитации улучшают жизнедеятельность, уменьшают одышку, улучшают качество жизни, сокращают продолжительность и количество госпитализаций, увеличивают толерантность к нагрузке, увеличивают выживаемость, увеличивают бронходилатационный эффект. 

Направления респираторной реабилитации:  

  • Тренировка самой дыхательной мускулатуры (инспираторный тренинг посредством использования тренажеров);
  • Респираторная терапия с положительным давлением (рер-терапия);
  • Длительная оксигенотерапия (ДОТ);
  • Стимуляция мукоцилиарного и кашлевого клиренса;
  • Брохолитическая терапия; 
  • Муколитическая терапия;
  • Неинвазивная вентиляция легких.

К.м.н. Зульфия Сукмарова.

Материал подготовлен с использованием гранта Президента Российской Федерации, предоставленного Фондом президентских грантов.

Использовано стоковое изображение от Depositphotos.

Течение ордс и осложнения при covid-19

Пандемия COVID-19 простимулировала два позитивных процесса. Во-первых, консолидировала врачебное сообщество, стали бурно развиваться междисциплинарные связи. Во-вторых — способствовала развитию респираторной школы. Думаю, если бы все врачи до пандемии имели представление о неинвазивной вентиляции легких (НИВЛ), мы пережили бы пандемию с меньшими потерями. 

Задумывая Респираторную школу в апреле 2020 года, мы надеялись, что она будет благодатной почвой для расширения знаний по разным видам вентиляции легких, и эти знания пригодятся в работе с паллиативным, пульмонологическими пациентами, с пациентами с нарушениями дыхания во время сна и т. д.

Чем больше врачей знают про неинвазивную вентиляцию, тем лучше для наших пациентов. Потому что COVID-19 — это частный случай дыхательной недостаточности, тогда как дыхательная недостаточность — огромная проблема, с ней сталкиваются врачи почти всех специальностей.

Основные патологические изменения при COVID-19 происходят в дыхательной системе (острая вирусная пневмония, пневмонит, острый респираторный дистресс-синдром). Сейчас мы знаем, что ОРДС при COVID-19 нетипичный, как и тактика его ведения. По статистике 20% пациентов имеют тяжелую форму пневмонии и требуют госпитализации, а 25% из госпитализированных нуждаются в пребывании в отделении интенсивной терапии.

Структура и частота осложнений у пациентов с COVID-19 следующая:

15-33 % – ОРДС,

8% – острая дыхательная недостаточность по другой причине,

7-20% – острая сердечная недостаточность,

6-10% – вторичная инфекция,

14-53% – острая почечная недостаточность,

4-8% – септический шок.

У 33% пациентов, которые были в критическом состоянии, выявлялась кардиомиопатия, а у 71 % погибших был ДВС (диссеминированное внутрисосудистое свертывание).

Оцените статью
Кислород
Добавить комментарий